Духовное развитие

В разных сферах общественного производства оказываются границы, за которыми даже для собственного экономического эффекта выгоднее концентрировать капитал не столько в материальном производстве, сколько в сфере духовного развития работающих, а роль художественной культуры здесь трудно переоценить. Эта важное обстоятельство привлекает к себе растущее внимание ученых и практиков в различных странах планеты - от Западной Европы до Северной Америки и Азии, где все чаще в искусстве видится важное средство повышения эффективности труда. Возможности искусства в развитии творческого потенциала человека активно исследуются учеными США, Японии, Франции и других стран. В США, например, с этой целью организуются специальные эксперименты. Один из них состоял в том, что группа администраторов протяжении десяти месяцев освобождалась от профессиональной деятельности и училась по обширной гуманитарной программой, в которой предпочтение отдавалось общению с искусством - чтению книг, посещению театров, музеев, выставок, концертов. Как оказалось, после этого не только возросла их профессиональная активность, но и решения ими профессиональных задач приобрело черты самостоятельности, нестандартности, творчества.

Результаты подобных экспериментов все чаще обуславливают переход к практическому использованию возможностей искусства в деле повышения творческих потенций работающих. В США, в частности, стали практиковаться так называемые "курсы креативности", на которых руководители и специалисты обучаются творческом решению различных производственных проблем. На этих курсах широко используется искусство как средство развития инициативы и творческих способностей.

Во Франции в специальных центрах для руководителей высокого ранга организуются стажировки, в которых значительная часть занятий отводится художественной культуре; их цель - научить стажеров понимать музыку, живопись, архитектуру. Выявлено, что в результате стажировки его участники приобретают навыки чувство вкуса к хорошо сделанной работы, гармоничных профессиональных отношений, упорядоченности. Аналогичные стажировки практикует компания "Хитачи" и другие японские фирмы. При этом в Японии такое обучение организуется не только для специально отобранных руководителей, а часто для всего персонала предприятия на регулярной основе. Руководитель таких стажировок, профессор Вартонського университета США и Парижской консерватории искусств и ремесел Б. Люссато подытожил: "Человек, который читает Платона, становится требовательной к логике; человек, который посещает концерты и выставки, становится требовательной к эстетике; человек высокого культурного уровня становится требовательной к качеству, она не выдерживает серости и фальши. Эстетика тесно связана с этикой, а чем выше эстетические требования, тем нетерпимее человек относится к расизму, тоталитаризма, насилия ". Поэтому и в трудные времена, при ограниченные ресурсах не следует экономить на культуре, образовании, поскольку именно они оберегали общества и цивилизации от катастрофы дикости.

Социокультурные цели общества с развитием в нем художественной культуры постоянно меняются и усложняются. Содержание этих целей познается лишь в результате тщательного анализа. Художественная жизнь общества определяется широким спектром разнообразных духовных потребностей и интересов, а также множественностью внешних по отношению к художественной культуры обстоятельств. И эти внешние обстоятельства, и изменение духовных потребностей, и именно художественную жизнь, в свою очередь, влияют на человека, способствуя формированию его сознания и деятельности. Повышение сложности этих процессов, обусловленных, кроме всего прочего, разнообразием прямых и обратных связей, требует определения целевых ориентиров перспективного развития в данной сфере.

До недавнего времени проблемам целевой ориентации процессов распространения и усвоения художественных ценностей не предоставлялось того значения, которого они заслуживают. Это объяснялось распространением упрощенных представлений о развитии художественной культуры, которая вроде самостоятельно развивается под влиянием общества как ответ на повышение духовных запросов людей. Выяснилось, однако, что это развитие не так уж благополучен. Не имея четких ориентиров, он может сделать процессы распространения и усвоения художественных ценностей неэффективными в социальном отношении.

Главнейшим из социальных задач культуры вообще и художественной в частности является духовное развитие личности. Конечно, эта функция присуща и семьи, и школе, и общественным организациям и т.п. Что же касается художественной культуры, то она использует для духовного развития личности арсенал своих специфических средств. Она формирует общественно-эстетический идеал, выражая его в виде художественных образов, с помощью которых социальные идеи, моральные нормы, эстетические ценности общества превращаются в личный опыт человека, который воспринимает эти образы, в органические достижения ее характера.

Художественная культура, очевидно, не сможет решать свою основную задачу при необеспечении для этого соответствующих условий. Прежде всего, граждане общества должны приобщаться к художественной культуры высокого качества, значительного художественного уровня, и общество призвано всесторонне этому способствовать. Выполнение этого условия предполагает анализ проблемы определения "качества" функционирующих и опановуваних людьми произведений искусства.

Эта проблема обусловлена тремя относительно самостоятельными аспектами: "качеством художественной продукции" - спектаклей, концертов, кинофильмов, зрелищ, литературных произведений и т.п., с одной стороны, и "качеством культурного обслуживания", то есть созданием людям максимальных удобств для приобщения к искусству , - с другой. Третий аспект - "качество восприятия художественных ценностей людьми" - целиком и полностью зависим от соответствующей эстетической подготовки, развития чувств, вкусов, взглядов, идеалов, потребностей, интересов, т.е. от эстетического опыта каждого человека. Без этого даже высокохудожественные произведения искусства не будут иметь влияния на личность.

Такой подход к проблеме "качества" художественной культуры приобретает зримые контурных очертания. Во-первых, возникает задача - определить качество опановуваних произведений искусства, которая зависит от их эстетического и нравственного содержания. Собственно, не существует четких критериев или способов определения аспекта "качества". Еще Гегель, считая поэтическое синонимом художественного, писал по этому поводу: "Дать определение поэтическом как таковому или же описать, что такое вообще поэтическое, - от этого с ужасом отклоняются все, кому никогда не приходилось писать о поэзии".

Эти трудности, очевидно, связано с принципиальной спецификой искусства как сферы человеческого сознания. Попытки обнаружить "объективные критерии" оценки художественных произведений означает не что иное, как попытку перевести искусство в категорию точного, дискурсивного знания, т.е. уподобить его учению является для него смертью. Однако научное искусствознание за сотни лет своего развития накопило большой опыт оценки произведений искусства, установив многочисленные закономерности, связи художественных элементов с их влиянием на человека. И хотя суждения искусствоведов не строго доказательные формально-логически, от них этого и не требуется. Ведь искусствоведческая оценка, по сути, является экспертной. К ее помощи люди обращаются тогда, когда в оцениваемом системе количество взаимодействующих факторов велико и большинство из них вообще не имеют числового измерения - ведь только человек умеет взвешивать без весов, измерять без инструментов, сравнивать несравнимые и учитывать неназванный.

Для оценки качества художественных ценностей нет другого способа, чем экспертная оценка. Всегда существует категория людей, которых общество уполномочивает давать такую оценку от его имени. К ним относятся, в частности, критики, искусствоведы, деятели искусства - те, кто может назваться экспертом.

 

© 2012 All rights reserved. Designed by Никита Асауляк