Франция

Бывают явления искусства, которые чем дальше, тем больше раскрываются в своем истинном большом значении, тем более вырастают в глазах будущих поколений. Время работает на них. Такое искусство Рембрандта. И бывает обратное: искусство, в свое время громкое, помпезное, что блестит, чем дальше, тем больше тускнеет и наконец сохраняет для потомков только исторический интерес, уже не задевая за живое. Такое искусство, процветавшее при дворе французских Бурбонов. Кто сейчас способен взволноваться трескучими и умственными аллегориями, маскарадной героикой, пышными аксессуарами Симона Вуэ, Шарля Лебрена, Лесюера? А это были самые известные художники самого пышного в Европе королевского двора. Кто теперь в состоянии хоть на малую долю поверить льстивым хвалу «королю-солнцу» - Людовику XIV, о котором мы помним главным образом его чванливые фразу: «Государство - это я», что вызывает у нас в лучшем случае иронию. Правда, мы так же мало расположены верить в божественность египетских фараонов, но искусство египетское и поныне вызывает тот особый эстетический подъем, может внушить только искусство, рожденное истинностью периживания. Искреннее переживание, даже если оно покоится на «всемирно-исторической заблуждении», одно способно создавать непреходящие эстетические ценности: завеса лжи рассеивается, под ней остается настоящего. Но не выдерживает испытания временем лицемерие и лесть, как бы виртуозно они не владели своим оружием. Искусство даже с малой примесью лицемерия встречает у потомков бы холодное признание своих формальных достоинств

Читать далее...

Италия

Раскрепованный антаблемент - почти непременный признак барочной постройки Если мы будем смотреть на такой фасад под определенным углом (а здания барокко раз и рассчитаны на восприятие в ракурсе), то впечатление перетекаемосты, волнистости и густоты форм еще усилится. Кажется, что в самом звучании слова «барокко» является ощущение изгибистосты и вибрации. Иль Джезу - только начало, ранний этап стиля, а дальше начинается буйство изогнутых, рядовых, переливающихся каменных масс, потерявших свою «камен-ность» и вроде свойства, получило, вязкого пластического материала. Фронтон в Иль Джезу еще имеет простую треугольную форму, в сооружениях зрелого барокко он чаще расторгнут и преобразован в мудрую фигуру с завитками. Наличники окон и дверей тоже превращаются в крутые массивные завитки

Волшебником римского барокко был зодчий Борромины. Его церковь Сан-Карло алле Куатро Фонтане - примечательный образец стиля в очень смелом индивидуальном толковании. В ней все типично для тенденций барокко, но сама по себе она оригинальна и неповторима. Фасад решен как импозантная ширма, поставленная перед домом, в плане приближается к ромба с вогнутыми сторонами. Сама «ширма» криволинейна по очертаниям, так что все элементы ее декора видны уходящий в различных перспективных сокращениях и вроде колышутся.

Читать далее...

Испания

Опыты с «насыщением» фигур пространственными эмоциями делал через три столетия в некоторых своих произведениях Пикассо (сравните его «Рыбаки» или «женщин, ЩоКупаються,»). Так же своевольно поступал Эль Греко с освещением. Его композиции озаренные призрачными вспышками света, что не реально обоснованного единого источника. Больше всего они похожи на грозовое освещение, когда молнии вспыхивают то тут, то там. В Эль Греко является пейзаж «Толедо в грозу»: лихорадочные прорывы света в темном, страшном небе, мгновенно обрисовывают сверкающим контуром дома и башни. И всеми чарами своего венецианского колорита, лучистыми сочетаниями золотистых, голубых, оливковых, красных тонов, облагороженных наплывами лилово -серого, он тоже пользовался так, как велели ему его мечты

Но визионерский мир Эль Греко был соткан из живых и глубоких впечатлений реальности. Он только комбинировал их по-своему. Небо на его полотнах - это настоящее небо Толедо, покрытое тревожными облаками; пейзаж Толедо - настоящий пейзаж Толедо, и настолько точен, что жители узнавали на нем свои дома, им можно было пользоваться, как географической картой. Наконец, люди на картинах Эль Греко - это настоящие люди, его окружавшие. В «Погребение графа Оргаса» Эль Греко представил целую галерею портретных лиц толеданских идальго. В них он прозревал такие духовные глубины, которые, может быть, им и не снились, а может быть, и таились в них, но нужен был Эль Греко, чтобы сделать их зримыми. Этих реальных людей Эль Греко сделал свидетелями чуда - святые опускают в гроб тело Оргаса, а в это время в небесах душу Оргаса предстает перед престолом Бога. Возможно, что и лица святых - молодого Стефана и старого Августина - тоже портрет-ны. Нежно, бережно и грустно Августин и Стефан поддерживают тело умершего. Таких тонких одухотворенных лиц, такого целомудренного воплощение красоты чистой, строгой юности и красоты старости искусство, пожалуй, еще не знало. Но ни в этих, ни в других лицах, написанных Эль Греко, нет спокойной собранности, свойственной ренессансным портретам. У них всегда ощущается неутоленное томления духа. Когда Эль Греко умер, его похоронили с почетом, знаменитый поэт Гонгора написал стихотворную эпитафию, тело заключили в порфировые гроб ... и вскоре забыли. И порфировая гроб с его останками исчез, когда была разрушена церковь, где он хранился. Об Эль Греко по-настоящему вспомнили только в начале XX века - через три столетия к нему пришла новая слава. В XVII веке у него не было последователей

Читать далее...

Индия

Современное индийское изобразительное искусство несет в себе и собственный начало (эпико-романтическое, пронизанное обостренным чувством декоративизма, установившейся традиции реалистического трактовки сюжетов, возникшее в ходе освободительной борьбы) и испытывает на себе влияние авангардизма западных школ и направлений.

Этот процесс объединения находится в постоянном движении. Национально-индивидуальное, собственно индийское проявляет себя достаточно четко.

Это результат переосмысления иновлияния, которое и заставляет до того или иного направления в современном искусстве Индии добавлять определение «индийский»: «индийский абстракционизм», «индийский экспрессионизм», «индийский сюрреализм и поп-арт», и только, пожалуй, Опорто, китч не носили либо отклонения от общемировых стандартов, но они никогда не занимали в искусстве Индии заметного места.

Читать далее...

Африка

В культуре народов Восточной и Южной Африки ведущее место, за африканской традиции, всегда принадлежало искусству, своими корнями уходили тысячелетних глубин. С недавнего начала его изучения найдено множество художественных памятников, что, независимо от исторического периода их появления, наделенные признаками высокого эстетического вкуса и мастерства, свидетельствуют об органичной связи традиционного искусства с жизнью каждого африканца. Древнейшие из них - наскальная живопись и петроглифы, которые возникли около ста веков назад, распространились на многих территориях и олицетворяли первобытный коллективизм, натуралистическое восприятие мира, регулирующих жизнедеятельность общины. Этими изображениями были заложены основы традиционного народного искусства. Повсеместно найдены их комплексы содержат отдельные фигуры, многофигурные композиции разной сложности, монохромные отпечатки рук, элементы пейзажа.

В наскальной живописи, украшающей стены и потолки пещер и гротов в ЮАР, Намибии, Свазиленде, Лесото, представленная живописное наследие ранних бушменов. Наложенные друг на друга изображения выполнены минеральными и земляными красками, а также известью и сажей, разведенной в воде или животном жире.

Читать далее...

© 2012 All rights reserved. Designed by Никита Асауляк